свернуть

Уже не первый раз симпозиум городской скульптуры «Сезон искусств в Демидовском крае»  представляет образ могучего зверя, хозяина тайги – Медведя. Гости и жители города могут видеть «Медведя» из мраморизированного известняка на набережной Нижнетагильского пруда, «Медведя на мотоцикле» возле здания цирка (обе работы уфимца Айрата Маглиева). В сезон 2018 года тагильчанин Андрей Барахвостов создал своего медведя, вернее Большую Медведицу, просыпающейся весной от зимней спячки, в парке Народный. Такое повышенное внимание к образу медведя  не случайно среди художников – симпозиум предполагал создание образов зверей уральского леса в представлениях коренного населения манси, а для манси медведь – животное священное. На территории тагильского края проживали манси, относящие себя к экзогамной фратрии (общности) Пор[1], предком которой считался медведь, которого сами вогулы называли «лесной зверь», «луговой зверь», «божественный зверь». Люди фратрии Пор называли себя «Пор-махум» (народ Пор) или «пупыг-сир» (медвежий род). Но самое распространенное название медведя – Ялпус-ойка – означает «священный старик». Для фратрии Пор медведь – это воплощение на земле верховного бога Нуме-Торума, сочетая в себе черты волевого, сильного, великодушного и в то же время опасного животного.  Согласно верованиям, первая женщина в мире родилась именно от медведицы, проглотившей семена растения порыг. Древняя легенда гласит: «В начале начал герой Мось-хум живет со своей сестрой, не ведая о преступности инцеста, но Верхний дух говорит им, что нельзя жить брату с сестрой. Тогда Мось-хум делает себе жену из кедрового дерева. Сестра Мось-хума из ревности уничтожает кедровую женщину, и выдает себя за его жену. У них рождается ребенок. Узнав правду, Мось-хум убивает сестру и ребенка. Из крови вырастает растение порыг. Медведица съедает растение, у нее рождается медвежонок и девочка, первая женщина Пор». Кедр и лиственница почитались фратрией Пор, и эти деревья были постоянными атрибутами медведя, очень часто само изображение медведя и его духов изготавливали именно из этих пород дерева. Интересно, что вогулы считали, что медведь, как воплощение Нуме-Торума, дал им огонь и научил делать луки, охотиться. Генеалогические группы фратрии Пор кроме медведя, почитали лося, орла, лебедя, чайку и филина.

Современные авторы все чаще приходят к осознанию того, что сохранение живых человеческих интонаций, отличающих чаще станковое искусство, жизненно необходимо сегодня и в монументальных, и в декоративных формах, и, тем более в городской скульптуре. Пластика просыпающейся Медведицы в работе Андрея Барахвостова грациозна и неожиданно изящна, в то же время от этого образа веет силой и мощью. Исполненная динамики фигура устремляется вверх, следуя плавным изгибам конструктивных линий. Сознавая стоящую перед ними задачу, художник стремились уйти от готовых решений, от некоторых штампов в создании композиции. Работая в таком пластичном материале как бетон, автор все же обращается к рубленым формам каменной скульптуры, придавая созданному образу монументальность. Обобщенное и условное изображение животного автор дополнил пестрым тонировкой «под гранит», намеренно отказавшись от включения декоративных мозаичных элементов, чем еще больше подчеркнул простоту и изящество форм.

А. Шемякина



[1] Манси делятся на две экзогамные фратрии: Пор и Мось, исторически различающиеся происхождением, а также обычаями. Браки заключались только между представителями противоположных фратрий: мужчины Мось женились на женщинах Пор и наоборот. Фратрию Пор составляли потомки аборигенов-уральцев, а фратрию Мось — потомки угров. Предком фратрии Пор считается медведь, а фратрии Мось — женщина Калтащ, которая могла представать в образе гуся, зайчихи или бабочки (на территории тагилского края фратрия Мось представлялась в виде зайца).

читать дальше